Лента анекдотов - всегда свежие анекдоты и приколы. Лента анекдотов

Смешные анекдоты и приколы (Страница № 669)

Вследствие какой-то проказы за границею Голицын получил
приказание немедленно возвратиться в Россию, на жительство в деревне
своей безвыездно. Возвратившись в отечество, он долгое время колесил
его во все направления, переезжая из одного города в другой. Таким
образом; приехал он, между прочим, в Астрахань, где приятель Тимирязев был военным губернатором. Сей последний немало удивился
появлению его. "Как попал ты сюда,- спрашивал он,- когда повелено
тебе жить в деревне?" - "В том-то и дело,- отвечает Голицын,- что я ищу, где может быть моя деревня: объездил я почти всю Россию, а деревни моей нет как нет, куда ни заеду, кого ни спрошу".
0


Князь В. должен был Толстому по векселю довольно
значительную сумму. Срок платежа давно прошел, и дано было
несколько отсрочек, но денег князь ему не выплачивал. Наконец
Толстой, выбившись из терпения, написал ему: "Если вы к такому-то
числу не выплатите долг свой сполна, то не пойду я искать правосудия в
судебных местах, а отнесусь прямо к лицу вашего сиятельства".
0

Когда Карамзин был назначен историографом, он отправился к
кому-то с визитом и сказал слуге: если меня не примут, то запиши меня.
Когда слуга возвратился и сказал, что хозяина дома нет, Карамзин
спросил его: "А записал ли ты меня?" - "Записал.- "Что же ты
записал?" - "Карамзин, граф истории".
0

Граф Платов любил пить с Блюхером. Шампанского Платов любил, но был пристрастен к цимлянскому, которого имел порядочный
запас. Бывало, сидят да молчат, да и налижутся. Блюхер в беспамятстве
спустится пол стол, а адъютанты его поднимут и отнесут в экипаж.
Платов, оставшись один, всегда жалел о нем:
- Люблю Блюхера, славный, приятный человек, одно в нем плохо:
не выдерживает.
- Но, ваше сиятельство,- заметил однажды Николай Федорович
Смирной, его адъютант или переводчик,- Блюхер не знает по-русски, в
вы по-немецки; вы друг друга не понимаете, как же вы находите
удовольствие в знакомстве с ним?
- Э! Как будто надо разговоры; я и без разговоров знаю его душу;
он потому и приятен, что сердечный человек.
0

Однажды Татьяне Борисовне Потемкиной, столь известной своею
богомольностью и благотворительностью, доложили, что к ней пришли
две монахини просить подаяния на монастырь. Монахини были
немедленно впущены. Войдя в приемную, они кинулись на пол, стали
творить земные поклоны и вопить, умоляя о подаянии. Растроганная
Татьяна Борисовна пошла в спальню за деньгами, но, вернувшись,
остолбенела от ужаса. Монашенки неистово плясали вприсядку. То были
Кологривов и другой проказник.
0

Генерал от инфантерии Христофор Иванович Бенкендорф был
очень рассеян.
Проезжая через какой-то город, зашел он на почту проведать, нет
ли писем на его имя.
- Позвольте узнать фамилию вашего превосходительства? -
спрашивает его почтмейстер.
- Моя фамилия? Моя фамилия? - повторяет он несколько раз и
никак не может вспомнить. Наконец говорит, что придет после, и
уходит. На улице встречается он со знакомым.
- Здравствуй, Бенкендорф!
- Как ты сказал? Да, да, Бенкендорф! - и тут же побежал на почту.
0

А. М. Пушкин спрашивал путешествующего англичанина:
"Правда ли, что изобрели в Англии машину, в которую вводят живого
быка и полтора часа спустя подают из машины выделанные кожи,
готовые бифштексы, гребенки, сапоги и проч.".- "Не слыхал,-
простодушно отвечал англичанин,- при мне еще не было; вот уже два
года, что я разъезжаю по твердой земле. Может быть, эта машина
изобретена без меня".
0

Он же, А. М. Пушкин, рассказывал, что у какой-то
провинциальной барыни убежала крепостная девушка. Спустя несколько
лет барыня проезжает чрез какой-то уездный город и отправляется в
церковь к обедне. По окончании службы дьячок подносит ей просвиру.
Барыня вглядывается в него и вдруг вскрикивает: "Ах, каналья,
Палашка, да это ты?" Дьячок в ноги: "Не погубите, матушка! Вот четыре года, что служу здесь церковником. Буду за ваше здравие вечно
Бога молить".
0

Известно, что князь А. А. Шаховский, человек очень умный,
талантливый и добрый, был ужасно вспыльчив, Он приходил в
неистовое отчаяние при малейшей безделице, раздражавшей его,
особенно когда он ставил на сцене свои пьесы. Любовь его к
сценическому искусству составляла один из главных элементов его жизни
и главных источников его терзаний.
На репетиции какой-то из его комедий, в которой сцена
представляла комнату при вечернем освещении, Шаховский недоволен всем и всеми, волновался, бегал, делал замечания артистам,
бутафорам, рабочим и, наконец, обернувшись к лампе, стоявшей столе среди сцены, закричал ей:
- Матушка, не туда светишь!
0

А. С. Грибоедов был отличный пианист и большой знаток музыки:
Моцарт, Бетховен, Гайдн и Вебер были его любимые композиторы.
Однажды сказали ему: "Ах, Александр Сергеевич, сколько Бог дал вам
талантов: вы поэт, музыкант, были лихой кавалерист, и, наконец,
отличный лингвист! (Он кроме пяти европейских языков основательно
знал персидский и арабский языки). Он улыбнулся, взглянул своими
умными глазами из-под очков и отвечал: "Поверь мне, Петруша, у кого
много талантов, у того нет ни одного настоящего".
0

Сказывают, что в дирекцию театра поступает такое множество
драм оригинальных и переводных, что она не знает, что с ними делать, а
пуще, как отбиться от назойливых авторов, решительно ее осаждающих;
эти авторы большей частью подкреплены бывают рекомендательными
письмами значительных особ, на которые театральное начальство
отвечать должно, что приводит его в великое затруднение. Многие из
поступающих драм остаются даже и непрочитанными. Казначей театра,
П. И. Альбрехт, получивший Аннинский крест на шею, великий эконом,
предлагал Шаховскому употребл&ть их для топки печей вместо дров,
потому что у него в квартире всегда холодно. "Да за что ж, батюшка
Петр Иванович, ты меня совсем заморозить хочешь? - возразил
сочинитель "Нового Стерна",- от них еще пуще повеет холодом".
0

В старые годы московских порядков жила богатая барыня и давала
балы, то есть балы давал муж, гостеприимный и пиршестволюбивый
москвич, жена же была очень скупа и косилась на эти балы. За ужином
садилась она обыкновенно особняком у дверей, через которые вносились
и уносились кушанья. Этот обсервационный пост имел две цели: она
наблюдала за слугами, чтобы они как-нибудь не присвоили себе часть
кушаний; а к тому же должны были они сваливать ей на тарелку все, что
оставалось на блюдах после разноски по гостям, и все это уплетала она,
чтобы остатки не пропадали даром. Эта барыня приходилась сродни
Американцу Толстому. Он прозвал ее: тетушка сливная лохань.
0

Один старый вельможа, живший в Москве, жаловался на свою
каменную болезнь, от которой боялся умереть.
- Не бойтесь,- успокаивал его Нарышкин.- Здесь деревянное
строение на каменном фундаменте долго живет.
0

Граф Хвостов любил посылать, что ни напечатает, ко всем своим
знакомым, тем более к людям известным. Карамзин и Дмитриев всегда
получали от него в подарок его стихотворные новинки. Отмечать
похвалою, как водится, было затруднительно. Но Карамзин не
затруднялся. Однажды он написал к графу, разумеется, иронически:
"Пишите! Пишите! Учите наших авторов, как должно писать!"
Дмитриев укорял его, говоря, что Хворостов будет всем показывать письмо и им хвастаться; что оно будет принято одними за чистую
правду, другими за лесть; что и то, и другое нехорошо.
- А как же ты пишешь? - спросил Карамзин.
- Я пишу очень просто. Он пришлет ко мне оду или басню; я
отвечаю ему: "Ваша ода, или басня, ни в чем не уступает старшим
сестрам своим!" Он и доволен, а между тем это правда.
0

За обедом Иван Андреевич Крылов не любил говорить, но,
покончив с каким-нибудь блюдом, по горячим впечатлениям высказывал
свои замечания. Так случилось и на этот раз. "Александр Михайлович,
а Александра-то Егоровна какова! Недаром в Москве жила: ведь у здесь такого расстегая никто не смастерит - и ни одной косточки! Так на
всех парусах через проливы в Средиземное море и проскакивают
(Крылов ударял себя при этом ниже груди)Є
0


Высокомерие Барятинского - более чем высокомерие, чванливость
- не имело границ; в другом человеке, имевшем более обширное влияние
не только на дела русские, но и на политику всего мира и занимавшем
еще большее положение в свете, чем Барятинский,- в канцлере князе
Александре Михайловиче Горчакове это чувство было развито до
мелочности, до последних пределов. Однажды, во время последней
Турецкой войны, в Бухаресте, я зашел к нему вечером; разговор коснулся
бывшей в течение дня духовной процессии, причем канцлер заметил, что
митрополит приказал шествию пройти мимо дома, занимаемого князем,
и остановить на время перед ним раку, вмещавшую в себе мощи
блаженного Дмитрия.
- Ваша светлость! - невольно вскрикнул я.- Так уж не вы к мощам,
а мощи к вам прикладываются!..
0

Бутурлин был нижегородским военным губернатором. Он
прославился глупостью и потому скоро попал в сенаторы. Государь бытность свою в Нижнем сказал, что он будет завтра в кремле, но чтобы
об этом никто не знал. Бутурлин созвал всех полицейских чиновников и
объявил им о том под величайшим секретом. Вследствие этого кремль
был битком набит народом. Государь, сидя в коляске, сердился, а
Бутурлин извинялся, стоя в той же коляске на коленях. Тот же Бутурлин
прославился знаменитым приказом о мерах противу пожаров, тогда
опустошавших Нижний. В числе этих мер было предписано
домохозяевам за два часа до пожара давать знать о том в полицию.
0

Административная машина того времени была так отлично
налажена, что управляющему краем было чрезвычайно легко. Петербург
поважнее Казани, да и то в старые годы градоправители его не находили
никаких затруднений в исполнении своих многосложных обязанностей.
- Это кто ко мне пишет? - спросит, бывало, петербургский
губернатор Эссен, когда правитель канцелярии подаст ему бумагу.
- Это вы пишете.
- А, это я пишу. О чем?
Узнав, о чем он пишет, государственный муж подписывает бумагу.
Бывали администраторы более беспокойные, как, например,
эриванский губернатор князь Андроников. Этот все сомневался, обманывает ли его правитель канцелярии, и придумал способ,
посредством которого удостоверялся, что его не обманывают.
- Скажи правду, это верно? - спрашивал он правителя канцелярии,
подносившего ему бумаги к подписанию.
- Верно, ваше превосходительство.
- Взгляни на образ, побожись!
Тот взглянет на образ, побожится; князь Андроников
перекрестится и подпишет.
0

Граф Вьельгорский спрашивал провинциала, приехавшего в
первый раз в Петербург и обедавшего у одного сановника, как показался
ему обед. "Великолепен,- отвечал он,- только в конце обеда поданный
пунш был ужасно слаб". Дело в том, что провинциал выпил залпом
теплую воду с ломтиком лимона, которую поднесли для полоскания рта.
0

Старуха Загряжская говорила великому князю Михаилу
Павловичу: "Не хочу умереть скоропостижно. Придешь на небо
угорелая и впопыхах, а мне нужно сделать Господу Богу три вопроса: был Лжедмитрий, кто Железная маска и шевалье дЕон - мужчина женщина? Говорят также, что Людовик XVII увезен из Тампля и спасли. Мне и об этом надо спросить".
- Так вы уверены, что попадете на небо? - ответил великий князь.
Старуха обиделась и с резкостью ответила: "А вы думаете, я
родилась на то, чтобы торчать в прихожей чистилища?"
0

Он (Н. В. Гоголь) бывал шутливо-весел, любил вкусно и плотно
поесть, и нередко беседы его с Михаилом Семеновичем Щепкиным
склонялись на исчисление и разбор различных малороссийских
кушаньев. Винам он давал названия квартального и городничего, как
добрых распорядителей, устрояющих и приводящих в набитом желудке
все в должный порядок, а жженке, потому что зажженная, она горит
голубым пламенем, давал имя Бенкендорфа (намек на голубой мундир
Бенкендорфа). "А что,- говорил он Щепкину после сытного обеда,- не
отправить ли теперь Бенкендорфа?"
0

Неваховичи происхождения восточного. Меньшой, Ералаш, не
скрывал этого, говоря, что все великие люди современные - того происхождения: Майербер, Мендельсон, Бартольди, Ротшильд, Эрнст,
Рашель, Канкрин и прочие. Старший Невахович был чрезвычайно
рассеян. Случилось ему обещать что-то Каратыгину, и так как он
никогда не исполнял своих обещаний, то и на этот раз сделал то жеЄ
При встрече с Каратыгиным он стал извиняться:
- Виноват, тысячу раз виноват. У меня такая плохая памятьЄ Я так
рассеянЄ
- Как племя иудейское по лику земномуЄ- докончил Каратыгин и
ушел.
0

Однажды Е. К. Воронцова прошла мимо Пушкина, не говоря ни
слова, и тут же обратилась к кому-то с вопросом: "Что нынче дают в
театре?" Не успел спрошенный раскрыть рот для ответа, как подскочил
Пушкин и, положа руку на сердце (что он делал, особливо когда
отпускал свои остроты), с улыбкою сказал: "Верную супругу", графиня.
0

Возвращаясь в Россию из заграничного путешествия, Тютчев
пишет жене из Варшавы: "Я не без грусти расстался с этим гнилым
Западом, таким чистым и полным удобств, чтобы вернуться в эту
многообещающую в будущем грязь милой родины".
0

Во флоте, во время управления морским министерством князя
Меншикова, служил в ластовом экипаже один генерал, дослужившийся
до этого чина, не имея никакого ордена. В один из годовых праздников
все чины флота прибыли к князю для принесения поздравления, в числе был и означенный генерал. Приближенные князя указали ему этого генерала как на весьма редкий служебный случай, с тем чтобы
вызвать князя к награде убеленного сединами старика; но Меншиков,
пройдя мимо, сказал: "Поберегите эту редкость".
0

В бытность Грибоедова в Москве, в 1824 году, он сидел как-то в
театре с известным композитором Алябьевым, и оба очень громко
аплодировали и вызывали актеров.
В партере и в райке зрители вторили им усердно, а некоторые
стали шикать, и из всего этого вышел ужасный шум. Более всех обратили
на себя внимание Грибоедов и Алябьев, сидевшие на виду у всех, потому полиция сочла их виновниками происшествия. Когда в антракте
они вышли в коридор, к ним подошел полицмейстер Ровинский, в
сопровождении квартального, и тут произошел между Ровинским и
Грибоедовым следующий разговор.
Р. Как ваша фамилия? - Г. А вам на что? - Р. Мне нужно знать.- Г.
Я. Грибоедов.- Р. (квартальному). Кузьмин, запиши.- Г. Ну, а как ваша
фамилия? - Р. Это что за вопрос? - Г. Я хочу знать, кто вы такой. Р. Я
полицмейстер Ровинский.- Г. (Алябьеву). Алябьев, запишиЄ
0

В 1811 году в Петербурге сгорел большой каменный театр. Пожар
был так силен, что в несколько часов совершенно уничтожилось огромное здание. Нарышкин, находившийся на пожаре, сказал
встревоженному государю:
- Нет ничего более: ни лож, ни райка, ни сцены,- все один партер.
0

Когда принц Прусский гостил в Петербурге, шел беспрерывный
дождь. Государь изъявил сожаление. "По крайней мере принц не
скажет, что ваше величество его сухо приняли",- заметил Нарышкин.
0

В начале 1809 года, в пребывание здесь прусского короля и
королевы, все знатнейшие государственные и придворные особы давали
великолепные балы в честь великолепных гостей. А. Л. Нарышкин
сказал притом о своем бале: "Я сделал то, что было моим долгом, но я
и сделал это в долг".
- Он живет открыто,- отозвался император об одном придворном,
который давал балы чуть ли не каждый день.
- Точно так, ваше величество,- возразил Нарышкин,- у него два
дома в Москве без крыш.
0

Однажды в Петербурге граф Хвостов долго мучил у себя на дому
племянника своего Ф. Ф. Кокошкина (известного писателя) чтением ему
вслух бесчисленного множества своих виршей. Наконец Кокошкин вытерпел и сказал ему:
- Извините, дядюшка, я дал слово обедать, мне пора! Боюсь, что
опоздаю; а я пешком!
- Что же ты мне давно не сказал, любезный! - отвечал граф
Хвостов.- У меня всегда готова карета, я тебя подвезу!
Но только что они сели в карету, граф Хвостов выглянул в окно и
закричал кучеру: "Ступай шагом!", а сам поднял стекло кареты, вынул
из кармана тетрадь и принялся снова душить чтением несчастного
запертого Кокошкина.
0


Copyright © 2013 allanekdot.ru
Автор сайта:
Kort
В базе: 152127 анекдот(ов)